Пожертвование на строительство Никольского храма.







Быть может для многих жертвователей
участие в возрождении Никольского храма
в поселке Добринка станет началом
строительства храма в собственной душе.


Добро пожаловать на сайт Никольского храма п. Добринка Липецкой области
Липецкой епархии Добринского благочиния Русской Православной Церкви Московского Патриархата!
ПОМОГИТЕ ХРАМУ! Пожертвовать деньги на храм или сайт.

60 ЛЕТ БЛАГОЧИННОМУ РАЙОНА И НАСТОЯТЕЛЮ ХРАМА ФОТО СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЗДЕСЬ >>>

Поделиться с друзьями в социальных сетях.

Продолжение расшифровки программы в Поисках смысла с Николаем Сванидзе

6 октября 2012 года в студии православного телеканала Спас на ТВ программе В поисках смысла выступил журналист и историк Николай Сванидзе. Автор и ведущая передачи Елена Зелинская.
Смотреть видеозапись программы В поисках смысла здесь. Там же начало расшифровки телепередачи.

Елена Зелинская: Мы ходим меж развалин двух империй и пытаемся нащупать, где пропасть?

Николай Сванидзе: Совершенно верно. Мы говорим: «Это плохие развалины». Кто-то говорит: «Это великие развалины». Люди думают: «Что же делать? Кто мы? Как нам нужно жить дальше. Нам нужно работать, нам нужно зарабатывать на жизнь. Нм нужно давать образование, хлеб своим детям. Нам нужно строить великую державу».

Нужно нам строить. А как ее строить? В чем смысл нашего национального существования? В том, чтобы жить, работать, любить, рожать детей или в том, чтобы строить великую державу? Значит, есть две точки зрения. Каждая из них подпитывается какими-то историческими источниками. У людей об этом голова болит. Они до сих пор… Обратите внимание, каждая политическая партия у нас, так или иначе, апеллирует к истории.

Елена Зелинская: Конечно. Причем апеллирует к одному и тому же отрезку истории с совершенно разных позиций.

Николай Сванидзе: С разных позиций, да.

Елена Зелинская: Я не думаю, что мы сможем из этого выбраться в какое-то обозримое будущее.

Николай Сванидзе: Можно. Извини, что я тебя перебил. Ты знаешь, можно.

Елена Зелинская: Перебивай, ты гость.

Николай Сванидзе: Ты мне в полу-шутку задала вопрос: «Ты за красных или белых?» Этот же вопрос звучит.

Елена Зелинская: Какую шутку? Я всерьез спросила.

Николай Сванидзе: Ну, всерьез. Значит, этот вопрос для нас до сих пор очень важный. Смотри, как вышли испанцы. Как вышел Франко в свое время. Франко был диктатор, мы его не любим. Правда, он воспитал Ферреро. Считается, что он был диктатор, и мы его не любим. Когда я говорю «мы», в данном случае я имею в виду не нас с тобой.

Елена Зелинская: Конечно. Я как-то к Франко равнодушна.

Николай Сванидзе: Когда употребляют местоимения множественного числа первого лица, я имею в виду нашу официальную систему. Что такое Франко? Диктатор. Был в одно время близок с фашистским режимом, его даже полуфашистом считали. Так или иначе, он воспитал Ферреро Хуана Карлоса, который сделал Испанию современной, цивилизованной, красивой европейской страной.

Красивой в политическом смысле, потому что в смысле природном она была красива всегда. Что сделал Франко? Он поставил большой крест на всей памяти гражданской войны в Испании, приравняв к смерти…

Елена Зелинская: Он в прямом смысле слова поставил большой крест.

Николай Сванидзе: Да, в прямом смысле слова крест, приравняв один к другим, сделав так, что нет разницы между ними — эти испанцы, и это испанцы. Это было огромная национальная трагедия. Они стреляли друг в друга, они убивали друг друга. Это был разлом огромный национальный. Теперь наша задача сложить нацию вместе, мы всех помним, всем сочувствуем, и их потомки, и тех, и других живут среди нас. Вот позиция.

Если говорить о нашей позиции, у нас были предприняты на самом деле, и это, может быть, самое удачное из того, что делалось, нами в отношении истории… Опять же, когда я говорю нами, я имею в виду в данном случае, власть — это примирение. Похороны — великая, я считаю, великое действие. Хотя, может быть, значительная часть аудитории канала «Спас» со мной не согласится, потому что у Русской Православной церкви очень сложная позиция, но это мое мнение. Великая акция первого президента России Бориса Николаевича Ельцина — похороны останков царской семьи. Я считаю.

Замечательное действие уже следующего президента, это было уже,по-моему, при Владимире Владимировиче Путине, — похороны Деникина Антона Ивановича. Похороны Ивана Ильина. На мой взгляд, это люди, которые, так или иначе, не имеют какого-то окраса уже, — это дети России, это слава России. Можно по-разному относиться к философу Ильину, неважно, в последнее время он в большой моде, но есть и другие философы, неважно. Это человек очень яркий и с очень трагической судьбой.

Антон Иванович Деникин — полководец белой армии. Этнически наполовину русский, наполовину поляк. Потом довольно долго жил в эмиграции. Был, кстати, журналистом, нашим с тобой коллегой, был писателем. Очень интересный человек, но вошел он в историю, как белый генерал. И захоронили его в России, конечно, не как журналиста и не как писателя, а как оставившего яркие воспоминания о войне белого генерала. Это хорошо, что он теперь покоится здесь. Я считаю, что это шаги в направлении того, чтобы примирить белых и красных. Хотя в нашей нынешней политике мира между ними до сих пор нет.

Елена Зелинская: Не так все, между прочим, просто и в твоей любимой Испании. В этом году, будучи в Испании по делам, наблюдала вот какую историю: те люди, которые по-прежнему считают, что Франко был великим человеком, и много сделал для Испании, франкисты, так же спорят с теми, кто придерживается противоположной точки зрения. И начались между ними какие-то дискуссии. Они стали собираться именно на том месте, о котором ты только что рассказал.

Действительно, это огромная площадка, где стоит крест, и похоронены жертвы гражданской войны с той и другой стороны. Они стали собираться непосредственно там, там стоит фигура Божьей Матери большая. Они стали собираться там, и обстановка была довольно напряженная. Как ты думаешь, что сделал тогдашний премьер Саватера? Абсолютно необычное и оригинальное решение. Он просто закрыл это место на реконструкцию. Вроде у статуи что-то с рукой, надо починить, и площадка исчезла, а страсти утихли сами по себе.

Николай Сванидзе: Естественно, можно объявить всех равными, но потомки тех и других пылкой любви друг к другу не испытывают.

Елена Зелинская: Рассчитывают, что произойдет примирение.

Николай Сванидзе: Но в этом направлении двигаться надо. Другого направления просто нет.

Елена Зелинская: Понятно, но может ли быть примирение, если до сих пор многие вещи просто не названы своими именами? Так ведь?

Николай Сванидзе: Совершенно верно.

Елена Зелинская: Мне кажется, есть очень большая разница между «примириться» и «сделать вид, что ничего не произошло». Если мне предлагают примириться, как бы при этом забыв и не упоминая имен, что произошло, я не согласна.

Николай Сванидзе: Я думаю, что, может, я немножко неправильно изложил свою позицию, потому что у меня здесь с тобой разногласий нет. Я тоже не согласен. Речь идет об историческом примирении, о примирении в истории, в учебниках истории, а не о примирении нынешних политических оппонентов.

Примирение нынешних политических оппонентов невозможно, и это нормально. Если они высказывают диаметрально противоположные вещи и призывают к полярным вещам, как же их можно примирить? На чем они помирятся? Хорошо, они выпьют, сидя рядом, по чашке чая, но это их не примирит, разумеется. Речь идет именно об историческом, о национальном примирении.

Елена Зелинская: Видишь ли ты сейчас какую-то тенденцию или хотя бы какие-то росточки к этому примирению?

Николай Сванидзе: Нынешнему или историческому?

Елена Зелинская: Давай говорить об историческом.

Николай Сванидзе: К историческому, я уже говорил, есть. Было сделано несколько очень важных шагов по направлению к этому примирению. Сейчас уже не такого, как в период моего детства, когда в фильмах о гражданской войне одни были хорошие, а другие плохие. Красные были хорошими, а белые были плохими. Конечно, все зависело от таланта режиссера.

Мой отец, когда был мальчиком, он рос в Грузии в семье партийных работников, и эти работники воевали, естественно, поскольку это было начало30-хгодов, не так давно в гражданской войне на стороне красных. И он, казалось, должен был быть абсолютно убежденным маленьким большевиком. Но он мне рассказывал, что он посмотрел фильм «Чапаев» и понял после сцены психической атаки, что он болеет за белых. Я специально употребил, как он, слово «болеет». Это чисто спортивный термин.

Елена Зелинская: Коля, подождите. Эта сцена, она же практически документальная.

Николай Сванидзе: Не вполне. Там было на самом делепо-другому, совсем не так красиво, не один раз.

Елена Зелинская: Я видела документальные кадры.

Николай Сванидзе: Это было, да. Он понял, что ему жалко этих людей, которых Анка косит из пулемета. Он понял, что ему их жалко. Это чисто вариант спортивного боления за слабейшего. Он испытал сочувствие к людям, просто милосердие, если угодно. С тех пор он не мог ничего с собой поделать. В 60-егоды стали появляться фильмы, как например, «Служили два товарища», «Бег», в которых люди, связанные с белыми, с добровольческой армией, выглядели если и врагами, то врагами, вызывающими уважение, а иногда и симпатию.

В целом, конечно, это были «мы» — «они», как во время Великой Отечественной войны, когда в детстве играли в войну мы против немцев, а до этого играли мы против белых. Сейчас этого уже нет, слава Богу. Это, на мой взгляд, уже важно, хотя здесь наибольшая заслуга принадлежит не государственным деятелям, а времени.

Елена Зелинская: Время никогда не льется, что называется, само. Всегда кто-то эту мельницу подкручивает. Коля, мы с тобой, кроме нашей журналистской деятельности, еще потратили большую часть своей жизни на работу в Общественной палате. Это не просто занимает время, душевные силы, но мы правда делали это искренне и добросовестно по мере возможностей. Ты считаешь, что эта затея с Общественной палатой, которая вначале вызывала много сомнений, потом вызывала энтузиазм, удалась или нет?

Николай Сванидзе: Смотря что от нее ждали. И смотря, каковы наши требования. Если мы ждали того, что Общественная палата заменит институты гражданского общества и будет той связью между обществом и властью, которая востребована в нынешнее время, то Общественная палата эту роль сыграть не могла и не сыграла. «Нельзя объять необъятного», — как сказано у классиков. Если мы говорим о том, что Общественная палата — это тот институт, который пытается, пусть точечно, по каким-токонкретным направлениям помогатькаким-толюдям, смягчатькакие-топерехлесты (я не хочу здесь употреблять слово «ошибки», потому что для этого нужно будет комментировать мое отношение к нынешней ГД), которые допускают законодатели, депутаты ГД, — иногда это удается. Это Общественная палата делает, то есть, иначе говоря, Общественная палата — это та структура, от которой вреда никакого нет, а польза некоторая есть.

Елена Зелинская: И это очень многое.

Николай Сванидзе: И это уже совсем немало.

Елена Зелинская: Мне в свое время больше всего понравилось, что через Общественную палату не идет никаких финансовых потоков, никому не платят зарплату, мы все работаем на добровольных началах, и это избавляет от массы дополнительных сложностей.

Николай Сванидзе: Это облегчает работу, несомненно.

Елена Зелинская: Я считаю, что не только перехлесты их, хотя это очень мягко сказано, есть еще один аспект. Я считаю, что очень важно было смягчить отношения музейщиков и «деятелей культуры», когда принимался так называемый закон о реституции церковных ценностей. Помнишь, какое возникло напряжение, когда в целом всем было понятно, что это справедливый и разумный и абсолютно необходимый закон — возвращение РПЦ и другим церквям того, что было у них экспроприировано, конфисковано, разграблено. Но это вызвало тогда довольно сложную реакцию со стороны музеев.

Николай Сванидзе: Вообще приходится выступать по темам, которые вызывают так или иначе сложные реакции с разных сторон. И вот здесь как раз, пользуясь случаем и выступая в эфире уважаемого канала «Спас», я не могу не сказать, что на этой неделе в Общественной палате будет обсуждаться законопроект об оскорблении чувств верующих.

Вот кстати, в качестве примера того, чем занимается Общественная палата. Я считаю, что эта тема сейчас предельно и остро актуальна. И законопроект, который сейчас живет в ГД, вызывает очень разное отношение с разных сторон. Я очень аккуратно формулирую, как ты заметила. Мы в Общественной палате будем его обсуждать, потому что задача, на мой взгляд, здесь — не допустить ухудшения ситуации, так или иначе.

Елена Зелинская: Ты считаешь, что такая возможность есть?

Николай Сванидзе: Я считаю, что если законопроект в нынешнем виде пройдет, он пойдет во вред.

Елена Зелинская: Мы действительно сталкивались с тем, что Общественной палате удавалось собрать за одним столом людей с самыми разными точками зрения, дать им выкричаться, наоскорблять друг друга, вцепиться в волосы, хлопнуть дверью кому то, но, в конце концов, найтикакой-токомпромисс, хотя у нас слово «компромисс»почему-тоне любят.

Николай Сванидзе: Мы сегодня говорили о радикализме.

Елена Зелинская: Ну да, но будем надеяться, что и с этим законом, который необходим, разкакая-тогруппа людей чувствует необходимость в том, чтобы их защитили. Я кстати вот о чем подумала, что последние события и сам закон о защите чувств. Я сразу скажу, что права верующих должны быть защищены. С чувствами сложнее, потому что сложно определить, что такое чувства. Может быть, благодаря этой дискуссии, мы, наконец, прочтем закон о свободе вероисповедания. Я его сама ни разу не читала и уверена, что его мало, кто знает. Не исключено, что в этом законе есть много нужного, полезного, что просто не применяется на практике.

Николай Сванидзе: Конечно. Что касается защиты чувств верующих, я с тобой абсолютно согласен, но я считаю, что нужно защищать вообще нравственные чувства граждан. Здесь нужно к этому, на мой взгляд, подойти шире. Нужно защищать и чувства верующих, и чувства неверующих, которые тоже граждане РФ. Я имею в виду те чувства, которые нужно защищать, а именно чувства, имеющие отношение к нравственности, к гуманизму, к собственному достоинству. То есть, те чувства, которые украшают, так или иначе, человека и общество, нужно защищать.

Елена Зелинская: Так же чувства журналистов. Я думаю, нам с тобой это сегодня удалось. Спасибо большое за беседу. Я думаю, то, что мы говорили не только о журналистике, но и о тех тенденциях, которые есть в обществе, — это очень связано. Хотя, конечно, найти эти нити, связать эти нити — самое трудное, потому что и радикализм, о котором ты говорил, и такая чересполосица во мнениях трудно сводится в какую-то спокойную и понятную всем картину. Я думаю, нам нужно завершать программу. Спасибо еще раз.

Николай Сванидзе: Спасибо большое.

Елена Зелинская: Наша программа подходит к концу. Сегодня мы встречались с журналистом Николаем Николай Сванидзе, обсуждали по мере возможностей актуальные темы, но мы, как обычно, не обещали готовых ответов, и мы, как обычно, будем искать их, размышляя вместе с вами. Будет день, будет поиск. С вами была Елена Зелинская, всего доброго.

ПОМОГИТЕ ХРАМУ! Пожертвовать деньги на храм или сайт.

РЕКЛАМА

Поиск

Сегодня

Завтра


Социальные сети

Следите за нами в социальных сетях!
Наши группы и страницы:

Елицы
Одноклассники
Вконтакте
Мой мир
Facebook
Google+
ЖЖ - LiveJournal
Twitter

Видео канал.
YouTube

Патриархия

Синод

Социальное служение

Внешние связи РПЦ

Аналитика!

Друзья сайта

Патриархия.

Липецкая епархия.

Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь.

Образовательный центр во имя святителя Тихона Задонского.

Отдел религиозного образования и катехизации Липецкой и Елецкой епархии.

Православная гимназия "Святителя Тихона Задонского" г. Елец.

1-е Липецкое благочиние.

Православный молодежный культурный центр в г. Липецк "Экклезиаст".

Синодальный Миссионерский отдел МП РПЦ.

Отдел Образования и катехизации РПЦ.

Миссионерско-апологетический проект "К Истине".

Миссионерский отдел Пятигорской и Черкесской епархии.

Администрация Добринского района.

Добринские вести.

Воронежский городской портал 36on.ru Воронеж.

Большой Воронежский Форум.

Бухгалтерские услуги в Липецке.

Нашему сайту профессионально юридические услуги в Липецке и сопровождение один из опытных юристов Липецка оказывает лучший адвокат Липецка Невзоров Максим Юрьевич. Вас сможет защитить во всех судах г Липецка по любому делу.

Цены на бухгалтерские услуги в Липецке оказывают для ООО, ИП.

Лучшие адвокаты и юристы в Липецке оказывают юридические услуги и консультации.

Купить газосиликатные блоки Хебель в Липецке по ценам завода НЛМК.

Цены на монтаж водяного теплого поля в Липецке под ключ.

Статистика


Сейчас на сайте: 19
Гостей: 19
Пользователей: 0
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - www.logoSlovo.RU Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ Яндекс.Метрика
.
рефераты

Форма входа

Логин:
Пароль:

Нашли ошибку на сайте?

Система Orphus

Реклама

Бегун!